Благодаря il_ducess, я познакомилась со страницей в ФБ Максима Волконского - с потомком декабриста князя Сергея Волконского.

У него размещён довольно интересный материал, какой не встретишь в учебниках. И читая, понимаешь, что о декабристах нам многое не договаривали, что-то преувеличивали, а что-то, наоборот, преуменьшали, а зачастую просто замалчивали, поэтому наверно, самое интересное, на мой взгляд, буду постить себе.

w0V190Y166A8f8D3.jpg

И так, в Вики про Сергея Волконского читаем:
"Единственный генерал действительной службы, принявший непосредственное участие в движении декабристов. В 1819 году вступил в «Союз благоденствия», в 1821 году — в Южное общество. С 1823 года возглавил Каменскую управу этого общества и был активным участником движения декабристов."

Князь Сергей Григорьевич представляется нам этаким рьяным революционером и за одно потенциальным цареубийцей.. так как оно было на самом деле...

На первый взгляд это трудно оспаривать, так как «покушение на цареубийство» было доказано и следственной комиссией, и признано самим князем Сергеем на следствии по делу заговорщиков. Однако здесь есть важный нюанс, который заслуживает упоминания. Существует тому множество свидетельств, что князя Сергея многие современники считали «наидобрейшим» (Самарский-Быховец, Записки) и «великодушнейшим» (Мария Николаевна Волконская, «Записки») человеком, который, по свидетельству каторжан, видел в любом человеке своего ближнего, и были поражены его участием в заговоре с целью цареубийства (Самарский-Быховец). Как-то это не вязалось с его обликом и человеческими качествами в представлении тех, кто его знал.

Сам князь Сергей позднее объяснял, что члены Южного общества были обязаны подписать документ о согласии на цареубийство как гарантию невыхода из общества, но что этот пункт никто не собирался выполнять буквально. Насчет «никто» - преувеличение, если вспомнить показания Александра Викторовича Поджио, предложившего себя в качестве цареубийцы после ареста Павла Ивановича Пестеля.

Слова князя Сергея, конечно, можно трактовать как попытку запоздалого оправдания. Но сделана она была после осуждения и каторги и никаких дивидендов принести князю не могла. Во всяком случае, с его собственных слов, он в это верил и цареубийцей становиться не собирался. Известно, что после 1822 года он не поддержал ни одного призыва к цареубийству, высказанного на заседании Южного общества.

Вот что говорила его супруга Мария Николаевна в своих Записках, обращаясь к детям: «Ваш отец, великодушнейший из людей, никогда не питал чувства злопамятства к императору Николаю, напротив того, он отдавал должное его хорошим качествам, стойкости его характера и хладнокровию, выказанному им во многих случаях жизни; он прибавлял, что и во всяком другом государстве его постигло бы строгое наказание. На это я ему отвечала, что оно было бы не в той же степени, так как не приговаривают человека к каторжным работам, к одиночному заключению и не оставляют в тридцатилетней ссылке лишь за его политические убеждения и за то, что он был членом Тайного общества; ибо ни в каком восстании ваш отец не принимал участия, а если в их совещаниях и говорилось о политическом перевороте, то все же не следовало относиться к словам, как к фактам. В настоящее время не то еще говорится во всех углах Петербурга и Москвы, а между тем, никого из-за этого не подвергают заключению».


И уж простите, не могу удержаться от комментария... создаётся впечатление, что члены тайного общества упомянутого выше, да и других обществ, что существовали тогда в Российской Империи, словно собирались в клубы по интересам и по сути своей они там разговоры разговаривали. Большая часть членов даже и не думала, что случится так называемое восстание в декабре, что перевернёт их жизнь. Декабристы относились несерьёзно к тому, что они подписывали, такое впечатление, что они играли в ролевую игру и только. А это совсем не вяжется с тем, что нам столько лет внушали о декабристах...


Истории о декабристах: Князь Волконский Сергей Григорьевич, как потенциальный цареубийца






@темы: история, личности, прошлое