Записи с темой: райнхард (список заголовков)
16:42 

Тёмные вечера-6



- Я обязательно приду повторить! Не сомневайся! - Райнхард не узнавал сам себя, нашептав нынче ночью такую кучу нежностей, которой вообще не могло быть во все времена его пребывания во Вселенной, но и узнавать уже не хотел, будучи уверенным, что всё его предыдущее существование, в сущности, было изрядной чепухой…

Прощаться не хотелось едва ли не сильнее, чем в детстве при отъезде сестры к кайзеру, но нужно было идти. Совещание в адмиралтействе никто не отменял, да и невежливо было смотаться на ночь глядя, ничего не сообщив Кирхайсу и забыв дома свой блок связи. Может, и к лучшему? – мелькнула озорная мысль. Начал бы его строй-офицер вызывать в самый неподходящий момент, сообразно закону подлости, как он всегда это делает, словно чувствуя, когда начальник уединяется с какой-нибудь красоткой в беседке… а говорил бы всегда ничего не значащую на самом деле чепуху! Но сейчас эта горечь немного была затушёвана сознанием того, что можно и застать приятеля врасплох, зная о нём теперь некоторые вещи, которые раньше были просто недоступны. Магдалена молча прижалась к офицеру, пытаясь напоследок поймать тепло его тела. От неё веяло настоящим горем, как будто любовник уходил насовсем и навсегда. Не зная, что с этим делать, фон Мюзель лихо грохнулся на колени и заглянул в глаза баронессе:

- Ну не грусти, пожалуйста, - сиятельно улыбаясь, попросил он. – Это была лучшая ночь в моей жизни, ты обрадуешься, если я сообщу тебе об этом? Я не забуду это никогда, слышишь?

Кажется, помогло – такие слова не должны остаться без внимания в любом случае, а ведь было чётко видно, что это правда. Когда на совещании Райнхард зашёл и неспешно расположился в своём кресле, плавность его движений была столь заметна, что заставила присутствующих прикусить губы от зависти. Но сам он, как водится, не заметил этого, ибо голова была по-прежнему в тумане сладострастия и ни о чём другом, кроме пережитого думать фактически не желала. А если бы и понял, что следы бурной ночи читаются на нём как грозовые тучи на закатном небе, то с присущей гордой молодости отвагой обозначил бы, что ему наплевать на чужое мнение и сплетни завистников.

- У меня тоже, - с робким смущением произнесла Магдалена. – Тебя отвезут через клуб, не забудь потом забрать это вино домой. И… не говори ничего Аннерозе при случае, ладно?

- Хорошо, - не задумываясь толком о смысле сказанного и лишь желая завершить всё-таки манёвр с прощанием, ответил Райнхард. – До скорой встречи, милая.

Как и следовало ожидать, клуб был из тех, куда простолюдинов не впускали даже. Сколько стоило то вино, что предстояло забрать здесь, Райнхард даже подумать боялся – но двинулся куда сообщил шофёр лимузина баронессы без всякого стеснения. Его и в самом деле ждали – и неизменно вежливый и почти неприглядный в своей стильности сотрудник сопроводил его к стойке, где бармен вручил гостю увесистую и очень крупную корзину с пыльными бутылками. За стойкой коротал время завсегдатай не определённого возраста, слегка уже пришибленный бессонной ночью. Райнхард бы и не заметил его, кабы не резкое движение в свою сторону – но человек просто пылающим взглядом уставился на запонки, которые нынче фон Мюзель надел по настоятельной просьбе своей любовницы. Это столь сильно приковало его внимание, что незнакомый аристократ следил за рукой гостя, наплевав на все приличия и даже приоткрыв рот от изумления.

Молодому человеку это показалось настолько забавным, что он даже обернулся на выходе и озорно помахал незнакомцу рукой, прежде чем покинуть заведение. Сейчас казалось, что он всю ночь обнимал Галактику, и ничего стоящего внимания вообще уже не могло произойти. Бывший контр-адмирал и в зрелом возрасте недоумевал потом, отчего считалось после, что Сюзанна фон Бенемюнде погибла в результате несчастной любви к брату своей преемницы в спальне кайзера.

Как и следовало ожидать, Кирхайс, увидев лейбл на корзине с вином, только молча скрипнул зубами. Он всерьёз поверил, что приятель всю ночь провёл в злачном месте для знати, потому что нигде больше кроме камер наблюдения за уличным движением напротив выхода из клуба Райнхард фон Мюзель не обозначился. Что там было делать и зачем – эти вопросы у Зигфида даже не возникли. Как не удивило его после слишком расслабленное состояние фон Мюзеля по возвращении того из адмиралтейства, настолько, что тот задремал после обеда прямо в кресле, а затем и вовсе отправился отсыпаться к себе. У Кирхайса запонки не вызвали никаких подозрений – в драгоценных камнях он не разбирался, а эмблема рейха не вызвала у него никакой мысли
даже в незнакомой стилизации. И оттого он счёл вполне возможным отлучиться по своим личным делам ближе к вечеру, ничего толком не сообщив спящему начальнику.

А тот впервые в жизни спал столь спокойно и безмятежно, как не было даже в далёком детстве, пока была жива его мать. Ему снилась баронесса в тени её уютного алькова, её сильное тело было украшено изящной вязью из толстого красного шнура толщиной в палец – он сам крепил его на ней, то и дело замирая от вожделения и неги. Потом он долго любовался связанной красавицей и нежно ласкал её – пока не разогрелся снова настолько, что сдержаться и не овладеть этой драгоценностью было нельзя… Райнхард снова слышал её стоны, не осознавая толком, что и сам не молчит сейчас, и не хотел выбираться из этого кластера счастья совершенно – хотя всякий сторонний наблюдатель вряд ли заподозрил эти бурные страсти, увидев лишь радостную тень на лице спящего.

И подавно не мог знать, что почти в то же время Зигфид видит перед собой едва ли не то же самое… Впрочем, если бы он прибыл к своей любовнице не ночью, можно было бы разобраться и понять, что дело происходит вовсе не в том алькове, где творилось сладкое таинство. Зигфид был приглашён в стандартную спальню с балдахином, где всё мерцало от множества настоящих свечей, расставленных где придётся. После разговора о делах минувших дней и перебора множества несущественных деталей, по его мнению, красный вермут был хотя и уместен, но мало интересен, а вот наряд, в котором снова вышла к гостю баронесса, обещал многое… особенно Кирхайсу отчего-то понравились её сапоги с высокой шнуровкой.

- Ну же, раздевайся, герой, - негромко пророкотала Магдалена, остановившись поодаль так, чтоб полумрак не скрывал её. – Пора уже.

Позже Зигфид будет уверять себя, будто его охватило некое помрачение рассудка или что-то в этом роде – правда, без особого успеха. Или будет вспоминать слова отвергнутого поклонника Джоанны, считая его пример виноватым в том, что сейчас он подчинился. Но на самом деле он просто был уверен, что ему делают то предложение, от которого по каким-то причинам открестился Райнхард либо он получил его вперёд самого фон Мюзеля. В это было легко поверить после непринуждённой болтовни фон Вестфален – а главное, Зигфид помнил резкую реплику Райнхарда на дуэли: «Хватит с нас уже этой баронессы», она его тогда, помнится, очень обрадовала, ведь предположение о том, что вся эта затея была ради блестящих глаз Магдалены, не покидало Зигфида никоим образом. Сама мысль о том, какого рода ждут его сейчас утехи, доставляла острое удовольствие. Действительно, это не после Райнхарда девок подбирать, право, усмехался он про себя, снисходительно пережидая все необходимые к игре приготовления. Приготовления и в самом деле были солидными – когда оказалось, что пошевелиться толком не получится, пришлось сказать спасибо тому обстоятельству, что между челюстей также оказался капроновый шнур…

Потому что кнут Магдалена взяла вовсе не игрушечный… Боли было намного больше, чем досады и унижения, и хотелось всерьёз потерять сознание однажды… Но этого так и не случилось – дама была поистине искусна в играх, как и обещала. Недоумение гостя она развеяла очень быстро, но легче от этого нисколько не становилось…

- Если я однажды узнаю, неважно как, погадав в зеркале или на картах, - говорила она чётко и внятно между ударами, - что ты ещё раз посмел поднять свою лапу на Мюзеля, кабан ты недожаренный, то я тебе не дура Сюзанна, не обольщайся. Я тебя доставать с края света не буду, чтоб щипцами на ниточки разобрать, учти. И Аннерозе я жаловаться не побегу, не рассчитывай, впрочем, ей-то плевать на вас обоих.

Хотя к физической боли Кирхайс был адаптирован намного хуже, желаемого эффекта в виде стонов дама добилась, но нисколько не поверила в их искренность.

- А вот нечего мне тут страдальца изображать, дурень неотёсанный, - холодно усмехнулась красавица, продолжая экзекуцию без тени жалости. – Это Райнхард у нас столь хорошо воспитан, что сдачи тебе не даст, но это ко мне никак не относится. А будешь дёргаться потом если – тебя такого как сейчас весь рейх увидит по новостям, понял?

Какого обещано было показать рейху – Зигфид прекрасно видел в зеркале перед собой уже… кровища стекала со спины, оставляя полосы на простынях, но ожидать пощады даже и не предвиделось. Как назло, Магдалена успела нацепить маску из каких-то карнавальных нарядов, и теперь её почти невозможно было отличить от сотрудницы агентства досуга. Сообразив, что наблюдать это унижение самому его сейчас не заставляют, Кирхайс поспешил прикрыть глаза. Это его не спасло – удары стали чуть менее резкими и реже, но дальнейшие свои ощущения он не рискнул никому описывать словами, даже себе… Открыть глаза смелости ему уже не хватило, и он только молился, чтоб оказалось, что этот ужас с ним сотворила по-прежнему сама Магдалена, а не некий её помощник, тем более, что на голову вскоре упало-таки какое-то покрывало.

Когда пытка закончилась, одеваться пришлось самому. Но каждое движение было её продолжением. Поэтому когда хозяйка замка вздумала облить волосы гостя своими духами, помешать ей не получилось.

- А теперь – выметайся отсюда до особых распоряжений, - холодно скомандовала она. – И не советую болтать о нашем рандеву, не больно-то тебе поверят.

- Магдалена, Вы не правы, - прохрипел Зигфид в ответ. – Меня контузило в шлюзе, иногда я плохо владею собой в разговоре. Неужели Вы всерьёз полагаете, что я способен быть палачом своего друга?

- Прибереги такие сантименты для безмозглых дурочек! – раздалось слишком сурово, и острый носок сапога пребольно ударил в бок. – Тебе дешевле меня послушаться, учти! Или ты всех считаешь глупее себя? В таком случае найди себе в жизни другое применение, для текущего ты не годен.

- Ну хотя бы не рассказывайте Райнхарду, прошу Вас, - почему здесь не действовала его прежняя беспроигрышная манера убеждать, Кирхайс не был в состоянии определить, но уже понял, что в целом легко отделался, ему точно не грозило потерять сознание в ближайшее время, а жаль – возможно, это заставило бы красотку сжалиться…

- Это не твоё дело, - полным ледяных иголок голосом ответила дама. – Вон отсюда. Промедлишь – тебя выкинут и не вежливо, - и каблуки застучали резво прочь, унося свою роскошную хозяйку в неведомые недра её дома.

- Как я объясню всё это Райнхарду? – только и оставалось спросить самого себя. - Воистину, проклятая аристократия, - прошипел Зигфид сквозь зубы почти неслышно и попытался покинуть место своего позора как можно быстрее.


К счастью или нет, но Райнхард, проспав весь вечер с кратким перерывом на ужин, ничего не заподозрил и снова отправился спать. У него был период, когда сны ему очень нравились. Поскольку Зигфид в ближайшие дни ссылался на усталость и запирался у себя, снова и снова обрабатывая альковные раны, как хотелось бы их назвать, то он не придавал значения дальнейшим ночным прогулкам контр-адмирала. Ему хотелось думать, что они никак не могут быть связаны с постигшим его несчастьем. А разубеждать его было некому и незачем.






@темы: проза, любовь, литература, Райнхард, ЛоГГ, Легенда о героях Галактики, ru_logh, reinhard, logh, legend of the galactic heroes, la leyenda de los heroes de la galaxia

16:34 

Тёмные вечера-5


- Осторожнее, Магдалена, я не сдержусь! – это было то немногое, что успел выкрикнуть осмысленно фон Мюзель, окончательно проваливаясь в пучину экстаза.

– Не волнуйся, я позаботилась о себе, – эта реплика ещё чётко долетела до его сознания, затопленного наслаждением, она была похожа на донесение бортинженера о том, что корабль избежал серьёзных повреждений, а потом надолго стало очень тихо, только кровь океанским прибоем плескала в ушах и бурлила по всем жилам. – Отдыхай, я сейчас освобожу тебя, - и прежде, чем любовник смог пошевелиться, баронесса очень ловко сперва отцепила его тело от ремней, прижимавших к кровати, а затем взялась осторожно развязывать остальные путы.

Тот дождался, когда она закончит, озорным жестом стащил с глаз повязку и томно потянулся перед тем, как взметнуться на постели чтоб поймать красотку в объятия, а затем осторожно и яростно накрыть её шквалом жарких поцелуев. Та была слишком впечатлена столь искренней волной нежности, чтоб пожелать воспрепятствовать или вообще успеть хоть что-то ответить. С подобным поведением среди всего множества кавалеров, с которыми фон Вестфален имела дело, ей не приходилось сталкиваться.

- Ты лучше всех, Магдалена, - страстно шептал Райнхард. – Тебе могли это сказать и раньше, но я это точно знаю, не спрашивай, почему. Я могу сделать для тебя что-нибудь хорошее? - с этими словами он настойчиво заглянул ей в глаза, но она увидела в его очах только холодное спокойствие предзакатного неба.

Фон Вестфален внезапно оценила, что сейчас она является довольно хрупкой в руках молодого офицера рейха – а пронаблюдать работу его стальной мускулатуры у неё была возможность. От него веяло концентрированной мощью, как от водопада в горном ущелье в ясный день. Прежде ей не приходилось робеть в постели ни с одним мужчиной…

- Скажи мне, - осторожно произнесла она, взволнованно хлопая ресницами, - почему у тебя следы от хука справа на теле? Им около двух недель и явно остальные сошли уже. Ты ведь не подпускаешь к себе близко настолько настоящего противника?

Райнхард вовремя ощутил цепкие руки у себя на плечах и не стал прятать глаза, хотя и помедлил несколько мгновений.

- Бывает, что нервы сдают у всех, так что не стоит об этом, хорошо? Должно быть, я тоже бываю невыносим, что поделать.

- Это не твоя фраза, - жёстко произнесла баронесса, словно пилот, собирающийся взять грозовую тучу на таран. – Тебе её часто говорят, когда ты пытаешься быть собой, да?

- Не береди, - очаровательно улыбнулся молодой офицер. – Мне хорошо с тобой, поверь.

- Я знаю об этом не от тебя, - сейчас интонации леди были поистине царственными. – Так что можешь не продолжать его выгораживать.

- Так вот почему он не хотел тебя видеть, - Райнхард попытался рассмеяться, но не был уверен, что вышло удачно. – Что ж, твоё возмущение понятно, но другого человека у меня рядом нет и не предвидится, я должен как-то ладить с ним. И потом, кабы не Кирхайс, я бы уже раз так с десяток рухнул в Вальгаллу, и это нельзя сбрасывать со счетов.

- Сколько раз ты бы где бы и как – решать не тебе, это компетенция Господа, логично? – хотя голос баронессы снова стал бархатным, прежняя сила осталась в нём в полном объёме. – Какое отношение имеет к этому Кирхайс, который делает всё, чтоб рядом с тобой больше никого не предвиделось, однажды тебе тоже будет отлично видно, только пусть у тебя хватит разума принять это. Да, он страхует тебя по мере своего разумения – но для того, чтоб удерживать свои позиции. Это он без тебя пропадёт, а не ты без него.

- Что он тебе выболтал? – похолодел собеседник. – Похоже, ты сможешь и из камня выудить информаторий, раньше за Зигом такого не водилось.

- Он опознал одного подозрительного типа среди зрителей дуэли за виконтессу – тот так нервничал, что я решила запечатлеть его забавы ради. Так вот, этот кадр целил тебе в спину, когда ты отправился продолжить свой поединок с киллером. Зиг сломал ему руку, но упустил – позволь мне воздержаться от комментариев на этот раз, - ладони баронессы осторожно перебрались с плеч к волосам, чтобы осторожно заняться тихими ласками там. – Программа сняла маску с изображения, кроме того, у личного врача маркизы Бенемюнде как раз то время была сломана рука, это известно мне было ещё в ту зиму.

- Какого чёрта всё теперь известно, я же принял меры… - растерянно пробормотал молодой контр-адмирал рейха, уставившись в никуда остановившимся взглядом. – Так вот какой кофе Кирхайс поднялся варить в такую рань… опять упрашивал меня не рисковать. Ломать руку – ну что за неосторожность, он мог укол с ядом заработать сразу… Я бы просто колени расстрелял, хоть свидетель был бы.


- Он любит бить и заламывать руки, так? – без всяких эмоций поинтересовалась баронесса. – Потому это отражается на его манере вести дела.

- Ты это тоже знаешь не от меня, да? – блеснул стальной молнией в глазах будущий фон Лоэнграмм. – Сама или сведения от ещё кого?

- Я цела, - очаровательно улыбнулась Магдалена, просияв. – Ты же видел, повреждений нет.

- Уже хорошо, - по-прежнему сурово, но с заметным умиротворением произнёс молодой мужчина, и прижал свою даму к себе покрепче на несколько мгновений. – Так что тебе ещё известно о нашем деле с дуэлью?

- Аннерозе тогда не просила ни о чём кайзера, вопреки ожиданиям нас всех. И есть основания полагать, что именно врач Сюзанны причастен к утечке сведений о её планах касаемо попыток разделаться с тобой, - дама была явно не из тех, кто отводит глаза кокетства ради, и сейчас рубины в её роскошных серьгах блеснули в тихом свете альковных бра словно алые пятна свежей крови…

- Что мне со всем этим делать? – озадачился юноша. – Позволь, ты что, сама общалась с этим человеком?

- Верно. Он обычный скучный трус, коих полно среди жителей Одина. Так что однажды может постучаться просителем и к тебе. Иначе бы он не стал распространять слухи о том, что ты нравишься его хозяйке.

Некоторое время ушло у Райнхарда на обдумывание услышанного. Затем он неспешно вздохнул.

- Я кое-что вспомнил, - ровным тоном произнёс он. – Когда ты рассказывала о деле виконтессы, ты довольно сочно описала «мерзавца Херксхеймера». Этот тип пытался тобой овладеть?

Баронесса хотела что-то сказать, но у неё не получилось, и только задрожавшие губы и ресницы слишком хорошо выдали её истинные чувства.

- Давай не будем об этом, хорошо? – почти жалобно попросила она наконец. – Дело давнее, и я совсем не хочу бередить это всё.

- Или считаешь, что я снова ввяжусь куда не следует, так? – с холодной усмешкой поинтересовался Райнхард, а затем снова приветливо улыбнулся. – Не нужно меня бояться, тем более, что я так и не сделал ещё ничего для тебя, - одной рукой он неторопливо дотянулся до бухты алого капронового шнура, что валялся на постели в ногах у почивающих. - Почему у этих шибари цвет такой же, как ты носишь обычно в своей одежде?

- Ты уже сделал достаточно, согласившись на дуэль! – с заметной опаской выпалила Магдалена. – И ещё больше, когда принял вызов этого киллера, вместо того, чтоб просто сдать его властям как убийцу! – затем, овладев собой, она спокойно ответила. – Можешь считать, что это просто совпадение.

- Но дело не в этом, да? – приветливо улыбнулся собеседник. – Ты хочешь попробовать сама, но после стычек с разными самцами боишься доверять эту игру избраннику?

- Если б я тебе не доверяла, я бы не достала эту забаву, - с лёгкой грустью ответила леди.

- Тогда есть смысл тебя этим побаловать, верно? – прежде, чем перейти к делу, фон Мюзель наградил её долгим нежным поцелуем.


Во время правления регента Лоэнграмма Магдалена фон Вестфален уже была замужем за неким высокородным вельможей, имя которого сохранилось только в архивах рейха. Зато участь графа Херксхеймера оказалась весьма печальной. Всё его имущество было конфисковано в казну, а сам он был убит каким-то никому не известным бретёром, который случайно затеял с ним ссору прямо у ворот уже бывшего его дома. Впрочем, Райнхард отлично знал, что опознать будет некому, едва увидев его там.






@темы: la leyenda de los heroes de la galaxia, legend of the galactic heroes, logh, reinhard, ru_logh, Легенда о героях Галактики, ЛоГГ, Райнхард, литература, любовь, отношения, проза

17:39 

Приятные новости


С Востока - пара обалденных артов на начало третьей части триптиха





С Запада - учитесь, соратники, презентацию с собой писать:






@темы: дамы, белые, арты, Райнхард, ЛоГГ, Легенда о героях Галактики, ru_logh, reinhard, logh, legend of the galactic heroes, la leyenda de los heroes de la galaxia, презентации

18:03 

Тёмные вечера-3


- А хуже всего, что Кесслер дал мне понять, что он уверен, будто я виноват в том, что мне приписывают! – от саднившего порезом в боку ненастоящего ранения Райнхарду опять захотелось было разрыдаться, но сил странным образом хватало сдерживать такой порыв, и не возникло никакой необходимости срочно обёртывать гневом эту боль, неужели это действительно от странного угощения хозяйки замка, что просто напоминает пастилу из рождественской сказки? – Стало быть, мне уже не отмыться от этого никогда! Аннерозе узнает и вообще не захочет меня видеть, а Кирхайс сказал, что… в общем, как всегда, у меня ничего не получится и я её опозорил, - зачем было столь подробно отвечать на все вопросы, он и сам не знал, но вдруг понял, что сказал что-то из того, что не говорил вслух ни разу, но вместо страха ощутил незнакомое прежде облегчение, будто сбросил нечто тяжёлое, не дававшее толком дышать и двигаться.

- Глупости говорит твой Кирхайс, - прежним ровным тоном проговорила баронесса, усаживаясь рядом со своим полночным гостем. – Чего бы он не дал, чтоб оказаться на твоём месте, да слишком хорошо знает, что дать ему пока что нечего, - тут в её бездонных глазах, казавшихся в полумраке цвета послезакатного неба, вспыхнули ироничные искорки. – Вот и срывается на тебе, зная, что сдачи не получит, - она озорным жестом поправила густые пряди роскошных волос, то и дело грозивших упасть ей на глаза и сиятельно улыбнулась. – Аннерозе уже знает и веселится не хуже остальных – ей есть что праздновать, брат подрос уже настолько, что его считают зрелым для альковных дел, это замечательная репутация в свете. Лунберг рад, что привлёк к себе внимание – дескать, его жена способна заводить даже молодёжь, а вовсе не бледная чахлая моль, как все уже привыкли. А потому у этой фрау теперь на редкость удачное время, муж её обожает за этот случай – он не настолько идиот, чтоб всерьёз думать о тебе то, что заявил вслух. В противном случае ты бы живым до дома не дошёл, Райнхард, неужели это так трудно понять?

Кабинет баронессы мало отличался от стандартного заведения подобного класса в том случае, если его владельцем был бы, скажем, адмирал флота. Всё отличие было разве что в обилии живой зелени на полках, подсвеченной крохотными лампами дневного света, хитро замаскированными под различные мелкие светильники в виде уютных безделушек, что обычно поселялись на книжных полках, настоящей клепсидре о семи ярусах и нескольких пышных драцен по углам в кадках. Диван тоже был не в стиле шале, как можно было бы ожидать, а рококо доброго резного дерева и с приятной гобеленовой зеленью. Похоже, он вполне мог выдержать пару посетителей с габаритами Овлессера, а кроме того, на нём было столь удобно уже полулежать после пары бокалов чего-то нежного и пряного, погрузившего тело в теплый сладкий кокон совершенно незнакомой неги, что вопреки всей выправке контр-адмирал Мюзель совершенно забыл про течение времени, словно иной реальности уже и не существовало во Вселенной. Горечь последних часов бесследно растворилась ещё в пронизанном ароматами неведомых цветов и кореньев густом воздухе помещения, и даже куда-то пропало это вечное чувство сквозняка за спиной, постоянно напоминавшее: «Твоя сестра в плену, а ты на временной позиции, что простреливается со всех сторон, не теряй бдительности!» Здесь было тихо – хотя клепсидра аккуратно переливала скромные струи воды с нужными интервалами – глухо и безопасно. И самое удивительное, что наличествовало твёрдое убеждение, что сейчас отсюда уже не вырвет некая сторонняя стихия – вроде срочного сообщения или звонка. Да и услышанное необходимо было толком осознать, жаль только, что никак не получалось вести себя по-прежнему, ведь сейчас нужно было рассыпаться в благодарностях, вероятно, вскочить и хотя бы приложиться к руке Магдалены, однако каким-то глубинным чутьём молодой офицер чувствовал, что делать этого не следует вообще, от него ждут чего угодно, но не этого вежливого смущения да обожания. Возникла дельная мысль – а не по просьбе ли сестры действует сейчас её подруга? – и сразу была отброшена тем же чутьём, как негодная.

Поторопить хозяйку к делу, ради которого она доставила его к себе? А зачем выставлять себя глупым невежей? Как хорошо-то здесь, хоть бы это диво не заканчивалось вообще и пропади всё пропадом везде, в самом деле, без меня Кирхайс спокойно ляжет спать, нахлеставшись своего хвалёного пива… что он находит в этом простецком напитке…

- Ммм, - уверенно, словно сытый кот, пробормотал Райнхард и отхлебнул ещё глоток той неземной амброзии, что оставалась в бокале. - Я настолько дурак, оказывается?

- Нет, дурак бы сейчас мне ручки целовал и смотрел как лазливый щенок в глазки, - тихо рассмеялась собеседница, едва заметно, но придвигаясь ближе. – Ты просто не привык быть взрослым, но это быстро пройдёт. Но меня интересует другое. Когда вы оба попали в засаду на Капче-Ланке с этим начальником базы, что намеревался вас убить, ты действительно выходил в одном мундире на мороз?

Действительно, в этой части Вселенной всё шло не по-обычному. Вместо того, чтоб бойко и эмоционально начать рассказывать подробности тогдашних приключений, активно жестикулируя, Райнхард неторопливо кивнул, давая понять, что поведает нужное даме, а затем тяжело вздохнул, поник головой и взялся говорить, скупо роняя слова, будто совсем не желал их произносить. Это не мешало сердцу внутри заухать от радости – ведь эту тему обсуждать доселе было не с кем, а оказывается, как раз это обстоятельство причиняло сильный дискомфорт. Почему же раньше он не думал об этом? А просто было некогда, устало огрызнулся он сам где-то внутри в ответ на эту мысль. Зато всплыла какая-то сумасшедшая надежда и аж засвистела возле сердца – вдруг он сам и в этой истории понимает что-то не так? Ну это вряд ли, возмутился опять он сам молчаливо на неё, но всё же просто рассказать об этом… есть наслаждение.

Баронесса слушала с заметным интересом, то и дело подливая напиток из вычурной бутылки, что осталась на крохотном столике у дивана вместе с вазой сластей, и скармливая собеседнику кусочки некого лакомства прямо с ладони. Тот почти не глядел на неё, опустив взгляд, и повиновался без признаков недовольства. Только закончив рассказ, он пошире распахнул свои ледяные глаза и попытался прочесть на лице дамы впечатление от услышанного – только это и выдавало, насколько он на самом деле волновался в эту минуту. Магдалена воспользовалась этим обстоятельством, чтоб аккуратно взять его пальцами за запястье – очевидно, она хотела пронаблюдать пульс. Ранее Райнхард бы запротестовал или заподозрил неладное – сейчас его это совсем не беспокоило.

- Так я и знала, - невозмутимым хозяйским тоном нарушила молчание фон Вестфален. – С тех пор ты гуляешь по лезвию ножа, ибо раз подхваченная пневмония тебя уже в покое не оставит, да и ангина коварнее, чем про неё привыкли думать. А ты ещё и нервы тратишь нещадно и постоянно. Как хочешь, но положение надо менять, - она придвинулась совсем близко, так, что теперь её ладный стан и тепло тела начинали пьянить уже совершенно однозначным образом. – Именем кайзера или твоим будущим именем, но тебе придётся меня послушаться.

Никаких мыслей теперь или намерений не возникло вообще, да и желание контролировать ситуацию бесследно пропало. Райнхард в изумлении попробовал приблизиться, заставив тело не полулежать, а перейти в сидячее положение, и обнаружил себя охваченным крепким объятием – а руки у баронессы были не слабее чем у курсанта из Академии…

- Придётся послушаться? – с чуть заметной иронией улыбнулся он. – Да я же уже в Вашей власти, Магдалена.

- Вот и славно, она тебе понравится, - услышал он ещё весёлый смешок, а потом пришлось утонуть в поцелуе на довольно приличное время.

Это было что-то новое, совсем не похожее на жаркие и поспешные девичьи милости сверстниц…

- И почему я тоже в этом уверен, - со вздохом проговорил Райнхард, прежде чем продолжить снова и дальше.







@темы: проза, любовь, белые, аристократизм, Райнхард, ЛоГГ, Легенда о героях Галактики, ru_logh, reinhard, logh, legend of the galactic heroes, la leyenda de los heroes de la galaxia

18:58 

Тёмные вечера-2


- Так мне самой передать или сами справитесь? – пожилая фрау хотя и не ворчала, буде время позднее, но явно не была заинтересована разбираться, что за контакты у подопечных с высокородной гостьей.

Скорее, она желала уйти к своим книгам и рукоделию поскорее. Райнхард поистине остолбенел на месте – так долго Кирхайс никогда не выполнял пустяшную операцию – вынуть из столешницы бювар… Движения приятеля сейчас натуральным образом напоминали замедленную киносьёмку на стереоэкране… Чего он боится? Что фрау Гувер подойдёт и возьмёт в руки эту безобидную вещицу? Ну, если женщине видеть это нельзя, то придётся помочь самому…

Сверкнув ослепительной вежливой улыбкой на хозяйку, что было той расценено как повод ретироваться к своим делам, фон Мюзель поспешил приблизиться к Зигфиду. Для посторонних этот маневр мог быть расценен как прыжок – но и посторонних в комнате нынче и не было…

- Я сам передам это баронессе, не волнуйся, - оказывается, не столь и трудно копировать елей, которым так любит сиять при разговоре Кирхайс… и вещица прочно перекочевала в ладонь фон Мюзеля.

Так! Среагировать бы Зигфид успел вполне, будь у него на то намерение – ничего подобного, лишь вздыхает с сожалением, как провинившийся школьник. Выяснять, почему он не хочет видеть баронессу, Райнхард не захотел и рванулся к выходу. Столь удобный способ прервать выяснение отношений, изрядно вымотавшее его в последние недели, а заодно и продышаться, выскочив в вечернюю прохладу, не стоило упускать – и без того многое уже упущено, а толочь воду в ступе среди постылых нравоучений осточертело. Кажется, Зигфид бормотал что-то нудное и вежливое вслед, ну и пусть, слушать это нет смысла, а заставлять гостью ждать не очень-то вежливо.

Пришлось выбежать из усадьбы, ибо авто красотки фон Вестфален, которая носится по улицам не хуже азартного гонщика, расположилось в нескольких метрах от калитки – должно быть, Магдалена как всегда воспользовалась ручником позже чем следовало… Конечно, дама нисколько не удивилась тому, что увидела Райнхарда – она его сегодня уже и видела, и про приём тоже знает от него же, оттого и приветливо распахнула дверцу пассажирского сиденья. Оборачиваться на стук каблуков юного офицера она не спешила, и тот воспользовался предложенной любезностью, почти рухнув на сиденье авто – отчего-то именно в эту минуту он понял, как на самом деле жутко устал. И от сцены на приёме, и от колких реплик приятеля, и от всего на свете ужасно устал. Быстро протараторив почтительное приветствие, он протянул было бювар баронессе – это была она, сомневаться и слепой бы не стал, будучи окутан знакомым нежным ароматом – но дама лишь кивком предложила положить предмет на полку между водителем и пассажиром…

Похоже, ручником она и вовсе не пользовалась – лимузин неслышно тронулся с места, плавно покатившись по уклону мостовой прочь. Молодой контр-адмирал рейха, вдохнув поглубже желанный летний ночной воздух, поймал себя на том, что не желает ни задавать предусмотренные этикетом суетные вопросы, ни вообще что-то говорить. Подруге своей сестры он доверял из своего обычного пиетета априори, и просто не отдавал себе отчёта в том, что бездумно позволил себе не контролировать происходящее – а между тем дома сейчас осталось не только личное оружие, но и мобильный блок связи…

- Спасибо, что прибыл, Райнхард, - тихо произнесла баронесса, будто опасаясь, что их могут слышать.

Или – не опасаясь как раз? Так приятно и спокойно имя будущего графа фон Лоэнграмма никто не произносил – и этот разительный контраст только расположил того к собеседнице окончательно, и он и сам не знал, насколько сильно, оказывается… Оказывается, можно слышать его спокойно, а не воспринимать как хлыст, подстёгивающий к какому-то очередному переполоху…

- Мне очень нужна сейчас твоя помощь, - уронила тем временем дама столь же спокойно, ровно и уютно, как плеск воды у лесного ручья, и от её слов повеяло не новыми тревогами, а нежным дуновением свежего бриза.

Нужно было бы встрепенуться, изобразить озабоченность и обсыпать даму вопросами – но сейчас над головой сияли мохнатые ночные звёзды, которые снова хотелось достать рукой. Достать рукой и подарить, будто полевой цветок, да. И больше ничего не хотелось – плевать, что лимузин потихоньку набирает скорость…

- Всё, что в моих силах, баронесса, - хотя фон Мюзелю казалось, что он говорит по-прежнему почтительно и смущённо, сейчас это было не так.

Он был не в состоянии заметить, что его собственный баритон стал на редкость густым и роскошным. Сладость полулежать сейчас в приятных объятьях сиденья обозначилась от усталости очень остро, и весь окружающий мир перестал существовать. Даже спросить про Аннерозе – вдруг происходящее связано с ней? – не было ни малейшего желания. В самом деле, кабы сестра имела отношение к происходящему – о том ему сообщили бы немедленно.

Зато это чётко отметила про себя собеседница, хотя ничем не выдала подобных чувств. Что она там сейчас чувствовала – знала только она.

- Пристегнись, - прежним тоном прошелестела она, и Райнхард послушно повиновался. – У нас мало времени, - Магдалена точным движением тронула кнопку, и спинка сиденья пассажира ненамного ушла вниз, как раз для того, чтоб можно было удобно смотреть на тёмный купол неба с частыми летними метеорами… - Совсем мало…

- Сколько ни есть – а всё наше, - тихо усмехнулся офицер, и сейчас в его рокочущих обертонах вдруг проявилась сила будущего императора. – Ведите.

Некому было видеть, как просияли сейчас глаза баронессы фон Вестфален, и какие звёздные россыпи вынырнули из их тёмных глубин. Лимузин рванул с места столь плавно, чтоб только не выдать себя визгом покрышек. Выбежавший из-за какой-то невнятной тревоги из калитки Кирхайс не увидел даже направления движения.







@темы: reinhard, logh, Легенда о героях Галактики, проза, Райнхард, ЛоГГ, ru_logh, legend of the galactic heroes, la leyenda de los heroes de la galaxia

06:50 

Тёмные вечера


Наваял тут текст ещё одной экстраполяции. Респект тому, кто увидит, в каком месте канона она начинается.

- Ну, если бы ты был взрослее на 10 лет, Райнхард, то тебе бы точно не удалось сбежать в Союз по ряду причин, - в холодных глазах Кирхайса заблестел иронический огонёк.

- Это каких же? – будь Райнхард поспокойнее, эта реплика получилась бы вполне великосветской, но сейчас недавняя обида жгла огнём, и интонация получилась скорее гневной.

Именно поэтому собеседник и не стал его жалеть. В сущности, тому было наплевать на всю ситуацию с высокой горы, потому что его самого обвинение Лунберга в шашнях с его женой нисколько бы не оскорбило, лишь вызвало бы снисходительный смех.

- Ну, хотя бы потому, что в это время бы ты дослужился бы пусть не до контр-адмирала рейха, как сейчас, но уж точно имел бы в жизни прочное определение, - Зигфид даже вытянулся на кресле во весь свой могучий рост, запрокинув руки за голову. – А это уже позиция, которую ты не захочешь терять, ибо она твоя. Кроме того, ты обязан сравнить, какое будущее в этой связи ждёт тебя и Аннерозе, верно? Разве ты предпочёл бы видеть её работающей целыми днями ради куска хлеба? – тут он сверкнул знакомым металлическим блеском глаз прирождённого убийцы. - Или, того хуже – у них в Альянсе всеобщая воинская обязанность, и вас обоих бы бросили на передовую. Ладно ты, тебе сражаться нравится, но представь участь сестры? В лучшем случае – повариха в солдатской столовой!

Если б это было сказано в рамках обычной пикировки друзей – то было бы воспринято спокойно и даже дошло до сознания фон Мюзеля без искажений. Но сейчас обиженный в лучших чувствах юноша – это было всё, что от него в данный момент осталось, и эта сущность будущего графа Лоэнграмма решила, что её просто ещё раз пытаются в этих же чувствах оскорбить. А ведь он ещё не рассказал Кирхайсу об настоящей причине своего горя – словах Кесслера, которые свидетельствовали о том, что Лунбергу поверили все, а значит, поверят и дальше кто угодно, кто услышит об инциденте…

- Перестань, - эти слова получились слишком тихо, так что вряд ли их настоящая горечь могла быть ведома Зигфиду. – Я пытаюсь найти обоснование поступкам человека, который мне ненавистен, анализируя его возможный опыт – что, если он сталкивался лишь с грязным поведением в подобных ситуациях? Не нужно мне приписывать амбиции маньяка.

- А отчего бы нет? – холодно усмехнулся Кирхайс, не шевелясь. – Право, тебе стоило нажать на Лунберга сразу, чтоб он занялся своей женой, раз ей плохо, а не отбивать обвинение как реальный «худосочный красавчик». То-то даме полегчало, надо полагать, от вида сцепившихся из-за неё офицеров. Я не удивлюсь теперь, что поверили ему, а не тебе – для них ты всего лишь брат вертихвостки, разве нет?

Райнхард понял, что может сказать слишком много и вряд ли хорошего, потому просто застыл стоя со сжатыми кулаками, вскочив со стола, и не зная толком, что следует сказать в ответ. Это движение было воспринято отнюдь не позитивно, и Кирхайс неторопливо встал, составив на этот раз ладони домиком:

- Ладно, не грусти, случившегося не исправишь, тем более что Лунберг явно доволен инцидентом и всерьёз тебя не подозревает. Это не делает его менее опасным, но пусть лучше тебя считают слабее, чем ты есть. Однажды ты поставишь их всех на место, которое они заслуживают. А пока хочешь тёмного пива? Я привёз немного, могу тебе и подогреть даже.

- Оно сладкое, - непроизвольно скривился Райнхард. – И потом, ты что, хочешь, чтоб меня срубило?

- А почему нет? У тебя приступ гнева, так разве это не лучший способ погасить его?

Эта фраза столь напомнила интонации Аннерозе, что её несчастному брату стало холодно и страшно. В голове поплыли старые подозрения, что Зигфид знает о ней больше, чем говорит, но высказывать их вслух он бы не стал ни за что на свете. Хотелось бы чуток ещё того дивного вина, что перепало на приёме – но сейчас оно было недоступно, а принимать предложение Зига мешало какое-то странное чувство несвоевременности либо даже опасности. Нужно было как-то выйти из этого разговора, который не принёс никакого облегчения, напротив, что бы сейчас не было сказано – грозило стать ссорой. А кулаки у Кирхайса были тяжёлые – самому же бить приятеля Райнхарду было неловко, и он никогда толком не дрался с ним.

В этот момент в дверь настойчиво постучали.






@темы: la leyenda de los heroes de la galaxia, legend of the galactic heroes, logh, ru_logh, империя, Райнхард, ЛоГГ, Легенда о героях Галактики, проза, reinhard

15:40 

Альтернативная версия ЛоГГа....


Пришлось тут нынче всвязи с историческими параллелями пройтись по всем версиям. Результат - появление новой, как водится .
Итак, найдена краткая, чёткая версия, объясняющая поведение юного Райнхарда, никак не связанное с отъездом Аннерозе к кайзеру!

"Заболевание небом", открытое ещё в конце позапрошлого века, как известно, лечению не подлежит. Единственное, чем можно помочь пострадавшему - отправить его в лётчики...






@темы: la leyenda de los heroes de la galaxia, legend of the galactic heroes, logh, reinhard, ru_logh, Легенда о героях Галактики, ЛоГГ, Райнхард, арты

17:12 

Тоже имперское, нашего уже производства...


Ну и, конечно, экземпляр книги, уже ставший историей...

Там зеркало рядом, вот:

Сумка с кружкой ещё

С другой стороны

Ещё одна кружка, пинтовая

и с другой стороны

Из арсенала нашего бойца на литсеминаре, на фото справа

Наверху речного трамвая на Мане только прозаики... Вот откуда тусовка:
http://yarsk-info.ru/content/kultura/zavershilsya-mezhregionalnyij-literaturnyij-seminar-litsplav/

Все поэты в трюме, ибо там им самое место презентация "Промаха Ансбаха" уже прошла...






@темы: презентации, позитив, литература, культура, вещи, Райнхард, ЛоГГ, Легенда о героях Галактики, ru_logh, reinhard, logh, legend of the galactic heroes, la leyenda de los heroes de la galaxia

17:59 

Зачем делались гайдены...


Не поверите - чтоб обнародовать те же тезисы,что рассматриваются у нас здесь. Но по частям будем выкладывать соображения.
Сегодня - про приключения Кирхайса на Кройцнахе. И что они означают.
Эта часть великолепна - ибо впервые показан взрослый Кирхайс без напарника. Сразу же бросается в глаза, что при всех "братских" отношениях эти люди не друзья, а именно партнёры по общему делу. Всё. Друга бы Райнхард пригласил осмотреть пожалованное ему родовое поместье, но тут он даже попытки такой не делает и отсылает Зига от себя под благовидным предлогом отдохнуть на курорте.
В чём дело, да? Дальнейшее многое проясняет. Но достаточно упомянуть,что в приключениях на Капче-Ланке чётко показано, что каждый раз, как Зигфиду нравится предложенное его командиром, он тут же начинает психовать и бояться. Другой бы напротив, радовался, что удача их не покидает - а тут неподдельный ужас вместо этого... Это, господа, называется зависть - слишком хорошо Зигфид знает, что сам он так успешно не способен действовать.

На стороне Кирхайса, безусловно, отменное физическое здоровье и все с ним связанные тактические преимущества. Он то и дело косплеит перед Райнхардом верного вассала, успешно копируя форму поведения, принятую у дворян. Получается убого и неискренне, но поскольку Райнхард ценит благорасположение к себе, то ограничивается нужными случаю пояснениями, но педалирует своё намерение держать Зига своим доверенным лицом. Сам же Зиг упивается своими мечтами об Аннерозе и не очень-то слышит, что ему говорят, считая блажью все разговоры о захвате Вселенной. Грубо говоря, важен перепих с Аннерозе, а не дальнейшая жизнь, о которой печётся её брат, планируя забраться на трон.

И сия полная незрелость индивида на Кройцнахе просто прёт из героя. Твою ж мать, это уже полковник, флоты водит. А ведётся на подначки главного копа как абитура из провинции. Особенно интересна фиксация на шоколаде Аннерозе - который полицейский просто наливает из обычного автомата... Сразу видно истинное качество домашнего уюта у этой дамочки - в казарме оно такое же... И вот согласие сотрудничать с полицией - то, от чего просто тошнит обычного буржуа, получено путём повторения дурацких банальностей о благородстве, ну да, труд уборщицы тоже почётен, где-то мы это уже слышали...

Ну да ладно, предположим, что Зигу просто острых ощущений захотелось (можно подумать, на войне ему их было мало), да и попал он под замес случайно, напали на него лишь потому, что рядом с другим человеком стоял.

Да и коп ведёт себя в целом уважительно к парню, подстраховывает его и в общем держит ситуацию хоть как-то под контролем. Просто он знает, что с ним отдыхающие откровенничать не будут - а с полковником космофлота могут и охотно поболтать. Что и происходит - даже "главный злодей" не прочь пообщаться с Кирхайсом, и вовсе не потому, что хочет быть в курсе дела о расследовании собственных махинаций. Да и сам Кирхайс не очень откровенен с полицейским - дело его интересует уже по личным мотивам, ему становится симпатичен старый отставной военный и его история любви.

Теперь пару слов о главной части детектива - треугольнике. Против ожидания, "злодей" Базель вызывает симпатию. Тот самый случай, когда будто бы любовь к жене заставляет его идти на преступления. Но для него его бизнес на людском горе - такой же бизнес, как и все остальные способы торговли. Не настолько дурак Кирхайс, чтоб не понимать этого - но он предпочитает накрутить ненужные эмоции и вызвать в себе ненависть - похоже, по-другому он не представляет себе способ вести дела, кроме как стать кому-то непримиримым врагом. А ведь ему дали урок дипломатии на Капче-Ланке, и не один. Конечно, барон виноват, конечно, он заслуживает наказания - но для чего именно Кирхайсу очень надо быть палачом этого заложника своей беды в юбке? А может быть, ему просто роль палача понравилась?

Но, как видим, рыцаря добродетели из Зига так и не выросло. Хотя казалось бы, главное зло сбросило прекрасные черты красавицы и не смущаясь провоцирует и угнетает всех вокруг. Прахом пошли все проповеди Райнхарда о стратегическом способе мышления. Кирхайсу, военному! - даже не приходит мысль о том, что стрелять можно и не на убой... Глупую злую юбку достаточно вывести из строя, ранив. Да, Райнхард бы выстрелил - но именно так, и потому был бы свободен от всех этих истеричных заморочек. Да и Базель бы с ним разговаривал совершенно иначе - не откуп предложил бы, а в долю вступить. И Лоэнграмм бы даже согласился, лучезарно улыбаясь и изящным жестом показывая микрофон сам. Или не показывая - но взяв сперва деньги. Для себя, да - на развитие своего дела. Но не преминул бы заметить, что бизнес барона никогда к хорошему не приводил никого, так нечему удивляться в дальнейшем. И сдал бы Базеля копам после.

В чём разница? Райнхард бы действительно извлёк выгоду из всей этой истории, никого при этом не поучая и не выпендриваясь аппеляцией к высоким идеалам. У него нет потребности кого-то унижать, самоутверждаясь - в отличие от Кирхайса. А тот лишь озлобился - в сторону Райнхарда, окончательно. А виновата опять Аннерозе, кто ж ещё? Из-за неё же он влез в это неприятное дело...





@темы: личности, белое, Райнхард, ЛоГГ, Легенда о героях Галактики, reinhard, logh, legend of the galactic heroes, la leyenda de los heroes de la galaxia

20:14 

Мой второй день рождения...


Предисловие тут : https://rainhard-15.livejournal.com/221023.html

Нынче к уже сказанному добавилась ещё одна победа - моя собственная книга, под именем тёзки и себя уже...

Регистрация в Книжной палате, как видите, прошла успешно. А это - место, откуда книгу купили раньше, чем я её получил. Презентация - но без меня, я он-лайн и на телефоне...

Если б мне об этом кто сказал три года назад - я бы не поверил. Такие дела.






@темы: la leyenda de los heroes de la galaxia, legend of the galactic heroes, logh, reinhard, ru_logh, ДР, ЛоГГ, Райнхард, книги, легенда о героях галактики

14:36 

А теперь ещё мы захватим те пространства, где нас ещё не было...


Тренд сезона этой весной - для дня мальчиков раскупается быстрее, чем горячие перекусы. На архипелагах и в Океании аж на еде экономят, но берут, пока не опустошат склады в магазинах.

Причём рост у героев правильный:

Идёт соревнование, кто быстрее выставит на своей странице фотку типа вот такой:

Причём почему-то именно этого, а не соседей...

А вот этого вообще ещё не видали здесь, зацениваем:

Не очень-то весел герой:

Но хорош, без сомнения...

Рейх форева, что тут ещё можно сказать...






@темы: la leyenda de los heroes de la galaxia, legend of the galactic heroes, logh, reinhard, ru_logh, Азия, Легенда о героях Галактики, ЛоГГ, Райнхард, культура

11:07 

Тревога

Уважаемые сообщники, хочу показать вам одну милую работу..

Автор: Erna_Y

На мой взгляд интересна параллель, которую проводит автор, с Аннерозой.. лишний раз говорит о том, что та могла использовать, либо пытаться использовать Кирхайса, как средство давления на брата, а возможно и как средство манипулирования им...

956538c9d2af.jpg

На искусственном спутнике «Кройцнах-2» можно найти развлечения на любой вкус: от флайболла, боев без правил, экзотических цирковых представлений музыкальных шоу - до казино и услуг жриц любви, не говоря о многочисленных барах и ресторанах, где с чувством выполненного долга тратит деньги большинство отдыхающих. После длительного межзвездного перелета Райнхард был чертовски голоден, но ему не хотелось обедать в ресторане при отеле, у всех на виду. Забросив чемодан в номер, он предложил Кирхайсу отправиться в какой-нибудь небольшой и уютный ресторан. Несколько раз они натыкались на вежливое «мест нет». После получасового блуждания по курортной зоне им, наконец, повезло. Кафе на отшибе оказалось именно таким, как хотелось Райнхарду: обставлено в традиционном стиле с претензией на шик, с музыкой, громкой ровно настолько, что заглушить разговор за соседним столиком. Мрачноватого вида охранник окинул их изучающим взглядом, видимо, поколебавшись секунду – пропускать или нет.

-Удивительно, что в таком месте обращают внимания на дресс-код, - заметил Райнхард. Они с Кирхайсом были одеты так, будто собирались в оперу на вечерний спектакль. Настороженное внимание охранника можно было объяснить лишь статусом заведения – либо клуб закрытого типа, и либо негласное место встречи для определенной группы людей.
-Может быть, он узнал тебя? - ответил Кирхайс.
Райнхард раздраженно хмыкнул.
-Глупости. Меня узнают, только когда я военной форме.

Народу было немного: трое за столиком в углу, двое за бильярдом, и пара бледного вида девиц - у стойки. Официант куда-то запропастился, поэтому Кирхайс сам подошел к бармену, чтобы сделать заказ. Райнхард от нечего делать стал разглядывать игроков в бильярд. Один из них, невысокий и плечистый, изучал расположение шаров –ситуация складывалась не в его пользу. Его партнером была мускулистая девица в узких брюках и облегающем топе со стразами. Она стояла спиной к Райнхарду, опираясь на кий и держа свободную руку на бедре, как танцовщица. Длинные серьги поблескивали, как две перламутровые капли. Наверное, с Феззана прилетела - в Рейхе такие не водятся. Кирхайс тем временем что-то втолковывал бармену. Спортивная девица обернулась и скользнула по его фигуре откровенным взглядом. Райнхард чуть не ахнул от удивления - в глубоком вырезе виднелась мужская грудь, да и очертания шеи были отнюдь не женскими. Законы Гольденбаума строго соблюдались лишь на Одине…
Райнхард покрутил в пальцах двузубую вилку, устыдившись собственных мыслей. В конце концов, какое ему дело до этого парня? Пусть смотрит на Кирхайса, как хочет.
-О чем задумался? – добродушный голос вывел Райнхарда из оцепенения.
-Как ты думаешь, та девушка за бильярдным столом, которая только что ударила по шару, это на самом деле девушка, или переодетый парень?
-Парень, конечно. Я его сразу заметил, - Кирхайс нахмурился. – Может, пойдем в другое место?
-Мы и так полчаса болтались по улице. А я чертовски проголодался.
-Как скажешь.
-Лучше расскажи, чем ты тут без меня занимался. Наверное, из спортзалов не вылезал?
-Признаюсь, я толком нигде не побывал. Пришлось помочь начальнику местной полиции в его работе.
-И как, кого-нибудь поймали?
Тень, набежавшая на лицо Кирхайса, была как маленькое облако, закрывшее солнце.
-Полицейские арестовали криминального авторитета, возглавлявшего сеть по распространению наркотиков.
-Завидую тебе, - Райнхард улыбнулся беспечно. И не стал продолжать расспросы, догадавшись, что невольно попал в больное место. – А я в эти три дня развлекался бумажной волокитой и экскурсией по родовому поместью.
-Надеюсь, это были приятные хлопоты. Ведь ты скоро станешь графом.
В голосе друга Райнхарду почудилась тонкая насмешка.

Три дня назад, когда они получили отпуск, Кирхайс хотел остаться на Одине, чтобы поближе познакомиться с адмиралами, назначенными под начало Райнхарда в предстоящей операции. Эти опытные военные были не в восторге от того, что им придется подчиняться приказам девятнадцатилетнего мальчишки. Навести мосты с командным составом было бы полезно, и Кирхайс с его деликатностью мог справиться с этой задачей как нельзя лучше. Но Райнхард решил, что следующие три дня Кирхайсу лучше провести не на Одине. Церемонии и формальности, предваряющие передачу прав наследования графского титула и древней фамилии Лоэнграмм – с привкусом обоюдной ненависти – подогревали его нетерпение. Ведь титул графа – это еще один шаг к цели, на одну ступень с теми, кто раньше свысока смотрел на него, дворянина лишь по названию. Кирхайс не поймет, каково это – радоваться, что скоро станешь из тех, кого ненавидел всем сердцем. Он сочтет, что это – ужасно, и не поверит, что его лучший друг способен испытывать подобные чувства.

В родовой усыпальнице Лоэнграммов, среди старых надгробий и мраморных статуй, позеленевших от старости, Райнхард ощущал дыхание времени. Раньше он надеялся, что сможет сокрушить старый мир. Сейчас он в это верил. Окрыленный, он наслаждался этим чувством в одиночестве, но наслаждение имело горький привкус. В отсутствие Кирхайса дом казался пустым, книги - скучными, а еда – невкусной. По ночам его мучили кошмары – пустая медицинская капсула, госпиталь, пожар на корабле, где он искал Кирхайса среди развалин – и не мог найти.

Необъяснимые предчувствия одолевали его до самого отлета. Потом он получил весточку от друга, и на душе стало спокойнее. За время полета насмешливая уверенность вновь вернулась к нему. Он снова стал собой, ведь Кирхайс был рядом - его Кирхайс, чья преданность всегда помогала Райнхарду верить в себя.
-Громкий титул - лишь формальность, - отмахнулся Райнхард. - Я никогда не стану одним из этих напыщенных снобов.
Глаза Кирхайса отразили полумрак. Между бровей залегла едва заметная складка.
-В проспекте написано, что здесь есть аквапарк, - добавил Райнхард. – И я намерен посетить его сегодня вечером. Ты со мной?
-С радостью составлю тебе компанию.
-Эти три дня тянулись чертовски долго, - признался Райнхарда.
-Мне тоже так показалось, - ответил Кирхайс. – А сейчас мы даже не заметим, как пролетит время.
Когда им принесли обед, он с аппетитом принялся за еду, хотя полчаса назад утверждал, что не голоден. Райнхард начал с вина.
Перестал ощущать стремительный бег минут – обратный отсчет успехов и неудач. Время как будто остановилось. Пространство сузилось до размеров стола. Свет превратился в два крошечных отражения в синих глазах.

Райнхард подумал что вот сейчас, в это самое мгновение, он может с полной уверенностью назвать себя счастливым.

Обед не отнял много времени – Райнхард по привычке ел быстро и не пытался растянуть удовольствие. Он выложил последние новости из штаба, касаемо подготовки к военной компании, рассказал о новых оперативных планах и готовящихся назначениях.
Накануне кайзер Фридрих известил Райнхарда о своем дозволении встретиться с Аннерозе, и Райнхард помчался к ней, сожалея о том, что Кирхайс слишком далеко – он был бы рад этой встрече. Один на один Райнхард был перед ней беззащитен: сестра читала его чувства, как раскрытую книгу.

«Судьба дала тебе драгоценный дар дружбы, - сказала Аннерозе. – Береги его. Ведь то, чем ты владеешь может оказаться неожиданно хрупким. Лишь один человек в этом мире – кроме меня – всем сердцем на твоей стороне. Это Зиг. Он предан тебе, и готов все простить, не ожидая награды. Но и ты должен отвечать ему тем же».
«Я пытаюсь, сестра», - ответил Райнхард тогда.
Он ощущал за собой вину, но Кирхайс, узнав о его визите, не высказал сожаления. Лишь тоска промелькнула в его взгляде.
-Аннерозе передавала тебе привет, - сказал Райнхард. - Она беспокоится о тебе.
Кирхайс замер. Его лицо осветила странная, отсутствующая улыбка. Кажется, он даже покраснел сквозь веснушки.
-Что с тобой, Кирхайс?
-Ничего.
Райнхард добродушно прищурился.
-В следующий раз мы обязательно поедем к ней вдвоем.
Ему приятно было видеть, что Кирхайс, наконец, оттаял.

Райнхард заметил, что давешние игроки в бильярд куда-то запропастились, а их место заняли бледные девицы – играли они, надо сказать, из рук вон плохо.

Когда они с Кирхайсом уходили, один игроков - плечистый приятель женоподобного красавчика - снова возник в поле видимости. Он поднимался по лестнице, ведущей на второй этаж, а следом – и, кажется, вместе с ним - поднимался пожилой господин с седыми усами и бакенбардами. Заметив Райнхарда, плечистый окинул его цепким, ничего не выражающим взглядом. Слева под мышкой его куртка бугрилась весьма характерным образом…
Райнхард оглянулся на Кирхайса – тот дружелюбно улыбался кому-то, глядя наверх. Седоусый господин махал ему рукой.
-Коммандер Кирхайс!
-Начальник полиции Гофман…

Седоусый кивнул своему спутнику, и тот вскоре скрылся из вида.
Начальник полиции спускался к ним, прямо-таки излучая радушие. Кирхайс остановился, и Райнхард снова заметил тень, набежавшую на его лицо.
-Рад снова видеть вас, коммандер. Как вам отдыхается?
-Благодарю, - Кирхайс оглянулся на Райнхарда. –Превосходно.
-Это замечательно, - прищуренные глаза начальника полиции лукаво блеснули. – Долгожданная встреча в какой-то мере вознаграждает за ожидание и тревоги прошедших дней.
«Вот же старый лис», - подумал Райнхард.
-А вас, молодой человек, я кажется, знаю. Ведь вы вице-адмирал фон Мюзель?
Без сомнения, начальник полиции успел навести справки о том, с кем ему пришлось сотрудничать. И для того, чтобы всплыло имя Райнхарда фон Мюзеля, вряд ли пришлось копать глубоко.
-Так точно. А вы, как я понимаю, начальник здешней полиции?
-К вашим услугам, - Гофман поклонился. – Ваш друг и подчиненный очень помог нам. Он рисковал своей жизнью ради правого дела, и это было так благородно с его стороны… - он перевел взгляд на Кирхайса. - У меня не хватает слов, чтобы выразить вам свою благодарность.
-Интересно, с каких это пор в полиции стало принято привлекать к своим расследованиям офицеров флота, к тому же не находящихся при исполнении служебных обязанностей? – поинтересовался Райнхард, возмущенный самоуправством полицейского который, беззастенчиво воспользовался добротой Кирхайса и подставил его под удар.
-Коммандер Кирхайс сам любезно согласился сотрудничать с нами.
-Там оно и есть, - Кирхайс мягко улыбнулся Райнхарду, как бы извиняясь за начальника полиции. – Кстати, вы не знаете, как самочувствие барона Кайзерлинга? Я слышал, что утром к нему приходил доктор.
-Вынужден сообщить вам прискорбную новость. Сегодня утром барона Кайзерлинга нашли в номере мертвым. Он застрелился.
Кирхайс побледнел.
-Вы уверены, что это не убийство? – спросил Райнхард.
Гофман доброжелательно улыбнулся.
-Конечно, будет проведена медицинская экспертиза. Но факты указывают на то, что он выстрелил себе в висок из личного оружия.
-Вот как, - только и смог произнести Кирхайс.
-А сейчас прошу извинить, меня ждут дела.
Когда они вышли на улицу, - Кирхайс остановился и вытер пот со лба. Райнхард тронул его за плечо:
-Настало время рассказать, что все-таки с тобой произошло.
Кирхайс молчал секунд десять, а потом тихо сказал:
-Пойдем к водопаду.


***
Электрический свет дробился в каплях тумана, порождая радуги. Белые струи падали с высоты нескольких сотен метров. С гулом и роком, и еле слышным журчанием вода проходила свой путь – сверху вниз и обратно, возгоняемая мощными насосами по трубам, вмонтированным в стены. Шум отсекал посторонние звуки. На краю пропасти, у подножия искусственного утеса, можно было говорить, не опасаясь посторонних ушей.

Облокотившись на стальной барьер, Кирхайс разглядывал бурлящие водовороты. Он вспоминал Йоханну фон Базель в то, последнее мгновение, когда она замерла перед пылающим камином, с бумагами мужа в руках. Она не торопилась бросать их в огонь, ожидая выстрела в спину, способного покончить с ложью и разорвать сплетенную много лет назад сеть из любви, страхи и самообмана. Прицел плясал перед глазами. Можно было выстрелить в руку, выиграть драгоценные мгновения, и, преодолев эти жалкие десять шагов, отобрать бумаги. Можно было ценой малой крови спасти ее жизнь. Но воспоминание об Аннерозе лишило его мужества. И он опустил пистолет.

Кто-то из древних писал, что свобода приходит лишь в смерти, когда не остается ничего, что было бы страшно потерять. Нажав на курок, барон Кайзерлинг обрел свободу. И потерял все, что было ему дорого. То, ради чего он жил все эти годы.
-Одно странно в этой истории, - заметил Райнхард. – То, что Кайзерлинг оказался в нужное время в нужном месте.
-Возможно, фрау Базель сама позвонила ему, когда муж приказал ей сжечь бумаги, содержащие свидетельства его преступлений. Ведь за то время, пока я бежал и ломал дверь, он могла успеть бросить папку в огонь.
-В таком случае это был весьма эгоистичный поступок - сделать его орудием для своего избавления.
Кирхайса посетила мысль, которая раньше не приходила ему в голову.
-У Кайзерлинга был выбор. Но взглянув правде в глаза, он развязал этот узел раз и навсегда, - его голос дрогнул. –Женщина, которую он любил, любила негодяя. А память о детской дружбе, которая связывала его и Базеля, оказалась лишь одной из иллюзий, питающих его самообман…

Он поймал себя на то, что последние слова прозвучали слишком пылко.

Механическая птица с однообразным клекотом кружилась над облаками брызг. Проследив за ней взглядом, Кирхайс вспомнил о настоящем небе и пространстве, усыпанном звездами.

Райнхард потом положил ему руку на плечо и сказал:
-О чем ты думаешь, Кирхайс? Ты трижды избежал смерти. Опоздай Гофман на секунду - и мне бы пришлось оплакивать тебя, - Райнхард сжал пальцы сильнее - почти до боли. Кирхайс обернулся и посмотрел ему в глаза.
-Будь ты на моем месте – разве ты не поступил бы так же?
-Твоя правда, - Райнхард вздохнул и погладил его по голове, копируя жест Аннерозе. Его прикосновения были подобны прикосновения ангела. - Это всего лишь беспокойство. Представь, я тоже иногда беспокоюсь о тебе.

Кирхайс думал о том, на что может пойти Райнхард ради достижения своих целей, заставляя его познать пределы собственной преданности, и пытался представить, каким станет Райнхард через пять и десять лет, и каким станет он сам, принимая то, что уготовала судьба. Он вспоминал те минуты, когда в глазах Райнхарда появлялось торжествующее и властолюбивое выражение – свидетельство происходящих в нем перемен. К чем приведут они? Воспоминания тревожили его сердце, как пульсация крови тревожит свежие раны.


На два часа он забылся в бездеятельном покое.

Расположившись в шезлонгах, они с Райнхардом грелись в лучах искусственного солнца, под шум воды, плеск и веселые крики купающихся. Сквозь узор тропических листьев металлический купол, залитый светом, напоминал небо. Корзинки розовых соцветий ветках источали горько-сладкий аромат, густой до головокружения, запах дорогих духов и разрезанного лимона витал в воздухе, неотвязный, как бодрая музыка, доносящаяся из динамиков. Райнхард не торопился присоединяться к купающимся. Он тихо дремал, заслонившись от света ладонью, и Кирхайс не тревожил его.

В лучах света, падающих сквозь листву, он видел существо, сотканное из золотистого сияния, живущее лишь в его воображении – совершенный образ красоты. Стоило приглядеться, и форма обретала определенность. Струящиеся золотые волосы обрамляли нежное и милое лицо, улыбка хранила тайну – в ней была и доброта, и терпение, и усталое спокойствие. С именем этой женщины он просыпался каждое утро. Госпожа Аннерозе. Глядя на Райнхарда, в тонких и резких, словно бы выточенных из мрамора чертах друга Кирхайс угадывал ее отражение – так в неровно горящем пламени можно отыскать подобия солнечных бликов.

Но искаженное горем лицо барона Кайзерлинга нет-нет, да и вставало в памяти, и бледная улыбка пожилой женщины, в которой сейчас, по прошествии времени, Кирхайс мог угадать готовность к смерти, заставляла ощутить холодное дуло у виска.

Бледная, как мел, юная девушка меланхолично попивала коктейль среди кустов гортензии, ее сонные глаза следили за чем-то, незримо витающим в воздухе – казалось, она не видит ничего вокруг себя. Кирхайс вспомнил, что встречал ее у стойки администратора – ее сопровождал мужчина, в котором можно было опознать одного из последователей новомодной секты – их священники носили нелепые черные мантии. Ему стало не по себе при мысли, что главный источник наркотической заразы, возможно, скрывается отнюдь не в армии, и наркотик, способный внушать людям покорность и притуплять боль и страх, может оказаться страшным оружием. Почему Гофман так настойчиво озвучивал версию о самоубийстве Кайзерлинга, и кто был тот плечистый человек с бластером под мышкой и взглядом матерого убийцы?

«Нужно поговорить с Гофманом. Сегодня же», - подумал он.

Приоткрыв один глаз, Райнхард дернул Кирхайса за рукав халата.
- Может пойдем искупаемся?

Кирхайс помотал головой, ощущая, как мутное зеркало рассыпается на части, возвращая мыслям кристальную ясность.
Сегодня же. Но не сейчас.
-Самое время, - ответил он с улыбкой.





Тревога






@темы: la leyenda de los heroes de la galaxia, legend of the galactic heroes, logh, reinhard, ru_logh, Легенда о героях Галактики, ЛоГГ, Райнхард

23:50 

Почему Хильда осталась ночевать


А сегодня нам вот этот герой расскажет о событиях 89 серии.
Это очень опасный человек на службе у Лоэнграмма:

Настолько, что императрица решает его однажды приручить:

Вот здесь нам важно замечание Рыси: https://ru-logh.livejournal.com/195855.html и https://ru-logh.livejournal.com/114850.html, но сразу говорю, что нас интересует не Эмиль. Просто мы поясняем, откуда лихорадки у монарха. Вот, кстати, скрин для её версии про инъекцию:

Здесь тоже неплохо видно это движение - поскольку все глядят на киллера, Эмиль решается. Но ни тебе обморока, ни припадка, как все видели. Даже после второй попытки:

Значит, Райнхард знает всё и антидот заранее принял.

Вы здесь видите болезнь? Ни разу, кроме того, на Райнхарде боевой плащ. Что это значит, смотреть тут: http://ru-logh.livejournal.com/110181.html
Итак, всё бы ничего, но нам не говорят, КУДА движется кайзер сотоварищи.

Сразу же вылезает шоумен с ножом:

На которого, в общем, кайзеру начхать. Он пережил столько реальных покушений, что это ему даже энтомологически, как всем офицерам, неинтересно.

Да и на обвинения про Вестерленд ему ровно. Вырос, понял, что права вмешиваться туда не имел, да и ресурса бы не хватило. Как все честолюбцы, страдает Райнхард только тогда, когда его планы рушатся у него на глазах. Тогда он начинает злиться. Но кайзер также понимает, что всему своё время и нужно реагировать всегда сообразно ситуации. Так почему же он так сильно притормозил сейчас, если случившееся его не трогает так, как привыкли думать недалёкие зрители? Грубо говоря, его трогает сейчас другое...
А потому, что Хильда в него вцепилась, дрожа от страха:

Райнхард её не только снова захотел, но и решил поберечь от новых стрессов. Ему её было очень жаль в деле Кюммеля. И вот он начинает тянуть паузу, думая, а на публике это очень эффектно смотрится:

Лоэнграмм вообще, надев корону, не склонен к спонтанным решительным действиям сразу. Не зря же он ждёт криков Биттенфельда, уже решив послать карателей на Землю. Когда же решения у кайзера ещё нет, он тянет паузы, маскируя их под другие эмоции

Видите? Там пашет интеллект, активно вычисляя, стоит ли менять план. А разговор о Вестерленде - так, прикрытие, просто время нужно для взвешивания нового решения. Тут, конечно, вовремя влезает Оберштайн - он старше, умнее, и уже почти всё понял - для того он и забирает внимание на себя, чтоб не мешать Райнхарду думать.

Как видите, Райнхард занят обдумыванием нового решения, а Кесслер уже и торопится - слишком длинная пауза с этим киллером-неудачником. Кесслер торопится! Значит, есть куда... и Хильда боится как раз того, что впереди, а не того, что происходит сейчас.

Ещё мы тут видим озадаченную харю её отца - кажется, он только сейчас понял, насколько его дочь неравнодушна к шефу. А всё потому, что Оберштайну он не врал, когда тот напрямую спросил, не желает ли Мариендорф подложить дочку молодчику в короне. И, заметим, держится он всегда слишком независимо - как человек, уверенный в своём будущем, не смотря ни на что. Он даже на свадьбе ведёт себя на грани приличия - ему кажется смешным то, что он стал зятем этого молодчика - потому что об этом он всерьёз никогда не думал. Строго говоря, ржать он себе может позволить:

Такой домик есть не у всякого герцога, и Райнхард для Мариендорфа - вчерашний босяк, которому просто сильно свезло. Зять должен быть солидным дядькой, и уж точно не на 3 года старше дочки, но хотя бы быть ему самому ровесником - чтоб не скучно было. Так что у такого папы дочь просватана уже в пелёнках, и может сама об этом и не знать. И если он не захочет отдать дочь даже кайзеру - его ничего в мире это сделать не заставит. Тем паче, что Лоэнграмм - не Гольденбаум, деспотом и самодуром ему быть просто слабо, реально, не Рудольф он, да и тот был намного старше. Да и слушает аристократия Хильдегарде не просто так:

Это слишком серьёзная семья, чтоб размениваться на молодого выскочку.
Однако Хильда не из тех дочерей, которых можно просто однажды уведомить о том, что она обязана пойти замуж за кого сказано. Более того, это лучший способ сделать так, чтоб она не подчинилась такому - но как быть, если это закон? Только искать защиты у шефа. Вот почему на Райнхарде боевой плащ, вот зачем ему тут Кесслер - опасный  человек, с тонной компромата на кого угодно. И вот какое суровое мероприятие сорвал шоумен с ножом - не иначе, как лоббированный претендентом на руку Хильды. Подтвердились ли его слова о погибшей на Вестерленде семье, мы так и не узнаем. Но самого претендента горячий Лоэнграмм готов в асфальт закатать - оттого и обратился к Ульриху. А того учить не надо, что делать и как.

Как видите, решение Райнхард уже нашёл - аж забыл про эмоции, которые надо бы демонстрировать. Не забывайте, что вот это мы видим не его глазами, а глазами Хильды:

Это она полагает, что кайзер страдает от сентиментальной привязанности к погибшему другу. Вот только за медальончик он схватился слишком поздно, да и о Кирхайсе не вспомнил - так что версия не актуальна.
И вот тут кайзеру проходит в голову новая комбинация, окончательно.
Ведь на Райнхарда смотрит не только Хильда, но и её отец. Остальным его шоу со слезами не интересно, они поражены мнимой глупостью киллера - мол, хоть бы ствол тогда взял, что ли...

Райнхард понимает, что истинное оружие иной раз вовсе не резкое давление и сила, а мягкость и слабость. О чём учит вся философия у-шу, кстати... И он меняет план, о чём всегда можно догадаться, увидев его прогулки в одиночестве:

Но Кесслеру, как всякому офицеру, внеплановые моционы начальства не понятны. Как и театр со слезами, выполняемый для Мариендорфов аж до следующего дня: "Ок, раз я мальчишка, тогда пожалейте-ка меня, слабо, нет?"
Как видите, недоумевает не только Ульрих:

Вспомнил ли сейчас Райнхард Клопштока с его местью за невесту через годы? Наверняка, ибо сам тогда случайно жив остался. А что, если сделать так, чтоб женишок сам решил отступиться от уже своего? Тут всё не так просто - нравы в рейхе весьма жёсткие и патриархальные. Сыграть надо очень тонко - и на чужом честолюбии.
Что Лоэнграмм и выпоняет весьма виртуозно:
1. Оставить Хильду у себя, не вернув её домой до утра. Вне зависимости от того, что там "было - не было", расценено будет однозначно. Равные в таком случае стреляются - но в случае с кайзером законный претендент может без стыда и молча отступиться. В конце концов, кайзер по юности был профессиональным дуэлянтом - к чертям, убьёт ещё на законных основаниях.
2. Соблюсти свои интересы, продвинув отношения с Хильдой на принципиально новый уровень. То есть, продемонстрировать, что до оргазма он её не только взглядом доводить склонен. И окончательно заявить, что это - "моё", заделав себе наследника. В самом деле, если не нужен мужем - от наследника дама избавится легко.
3. Уверить будущего тестя, что "не виноватый я, она сама пришла". Раз мальчишка, отлично, будем отыгрывать его и дальше. Цинизма для этого Райнхарду не занимать, он с детства такой уже. Заодно от Хильды отстанут и другие возможные её желающие, сразу.

Эх, Ваше Величество, я вижу, что галс поменяли. Ну и скука же - допрашивать марионетку...

Не забываем, что самоубийству киллера Кесслер не помешал. Но Райнхард не больно-то верит Ульриху в этом вопросе: "Надеюсь, всё же, это не Вы его убили?" И Кесслер, амикошонски улыбаясь и вертя на пальце фуражку, как натуральная шпана, елейным голосом отвечает: "Нет, не я". Крайне жёсткая сцена, между прочим. Что это? Банальная мужская солидарность вне чинов. Оба прекрасно обстряпали свои дела - один нарыл кучу любопытных сведений, другой и вовсе 33 удовольствия словил. Антракт закончен, пьеса продолжается.

Напомню также, что Кесслер видел слишком бледного Райнхарда в момент, когда решался вопрос о попущении похищения малолетнего Гольденбаума. Он всё понял и промолчал. Вероятно, именно факт тогдашних душевных терзаний Райнхарда расположил его к нему. Для него это было подтверждением того, что своими людьми Лоэнграмм бросаться не склонен вообще. А значит, Кирхайс протрепался.
Итак, просмотрим сцену снова без шелухи сентиментальных трактовок:



Вино пролито, да не выпито. Фраза Кирхайса тут всплыла интересная - о завоевании Вселенной. Фы на тебя, призрак, я не тебя тут жду - вот реакция Райнхарда на это. Оттого и Хильда не очень верит декларации о страданиях - она спокойно отвечает нужное, но не поняла ещё, к чему всё это сказано. Прикосновения рук тут взаимно приятны - это видно у пары чётко - но леди просто не сообразила, что следует остаться, просто приобняв сюзерена. Не проблема - он ей сам подскажет. Ага, в самом деле, для "остаться здесь" - это повод, понимает Хильда. И эта мысль для неё вовсе не нова - учитывая, что произошло в дальнейшем, как только она осталась.

Ну, а Эмиль... опять не того дождался. Лоэнграмм переиграл всех снова - а ему не привыкать, как известно. И посмотрите, как красиво он это делает, даже в смертельной опасности:



Но гражданские в рейхе об этом не думают, хоть и зря. А у вояк свои особенности восприятия окружающего мира.



@темы: la leyenda de los heroes de la galaxia, legend of the galactic heroes, logh, reinhard, Легенда о героях Галактики, ЛоГГ, Райнхард, личности, любовь, отношения

02:51 

О красных плащах...


Это откуда манера пошла, надо полагать
Идём под кат и любуемся.

Что особенно приятно, не забыты даже награды в образе.

Ещё вариант...

Работа модели - тоже важна, не менее, чем изготовителя костюма...

Поближе:

Подальше:

Впрочем, о последней тусовке поговорим отдельно позже. Ибо от неё так морщит arashi_opera, что это заслуживает отдельного разговора. А пока что пара фоток с мероприятия:

А вот это ещё интереснее, смотрите, кто рядом:

Ну, и здесь тоже угадывайте:

О красном плаще Ураганного Волка - в другой раз...





@темы: la leyenda de los heroes de la galaxia, legend of the galactic heroes, logh, reinhard, Азия, Легенда о героях Галактики, ЛоГГ, Райнхард, косплеи, культура, презентации, эстетика

17:28 

В продолжение предыдущего...


Сегодня та самая манга...
http://readmanga.me/legend_of_the_galactic_heroes__fujisaki_ryu_/vol1/2#
А вот очень неплохой ролик о взаимотношениях Райнхарда и Вселенной...





@темы: la leyenda de los heroes de la galaxia, legend of the galactic heroes, logh, Легенда о героях Галактики, ЛоГГ, Райнхард

17:11 

Слово сенсэя



То самое интервью Танаки, где он поставил всех фандомских идиоток на место, обозначив вслух позицию Командора.
https://natalie.mu/comic/pp/gingaeiyudensetu
Особенно весело было читать этих истеричек про то, как их "словно ударили пыльным мешком". Причём касается всех уродок - начиная от дуры, у которой выживший Кирхайс женился на Аннерозе - вот бы ей Зигфид башку-то проломил сковородой за это, надо думать) - и заканчивая последними янодрочерками и слэшерицами.
Сам же Райнхард, помнится, в саге сказал про таких дур : "пусть спят и не просыпаются от своих снов".

Поздравляю Командора с успешной презентацией его книги - не у каждого писателя книгу раскупают прежде, чем она ему самому в руки попадёт. У фандомских дур, включая "писательницу" Кэтрин Кинн, нет ни одной изданной официально портянки - и явно уже не будет, ибо у них мозгов не хватает понять, как издаются реальные книги.

Поздравляю весь флагман с общей победой - все три залпа оказались успешнее некуда. Продолжаем в том же духе - у нас ещё полно не сделанных проектов.






@темы: Япония, Райнхард, ЛоГГ, Легенда о героях Галактики, ru_logh, reinhard, logh, legend of the galactic heroes, la leyenda de los heroes de la galaxia

21:56 

Поздравим героя с днём рождения...


Что поделать, год не високосный...

Под катом эпизод, в котором именинник очень бы хотел отличиться,

кабы Райнхард, у которого и ранее актёрские способности были не на высоте, расслабившись, не позволил просто Фрицу Йозефу отыграть начисто эту сцену - и спалился!

На то было несколько причин:
1. В силу стокгольмского синдрома Райнхард ненавидит, когда его обхватывают и вообще прикасаются, встав близко, оттого старается любым способом избежать этого где возможно. Успешно изображая умирающего, он всё же крепко смыкает руки, стремясь преодолеть дискомфорт от мысли, что могут подойти слишком близко.

2. Лежать кайзеру просто надоело, и он решил воспользоваться возможностью размяться - и оттого перед погрузкой в лимузин просто встаёт и сам заходит в авто. Поздно сообразив, что выдал себя, в салоне Райнхард столь убедительно продолжит умирать, что Эмиль резко позабудет доложить об этой оплошности туда, куда сообщает регулярно всё, что позволяет себе кайзер в его обществе. Или не позабудет? Не беда, главное шоу только начинается...

Тем не менее, провокация Лоэнграмма и Биттенфельда удалась на славу - судя по реакции Меклингера, что сожалеет о том, что спасение из огня состоялось. С чего бы ему жалеть, будь он точно уверен, что монарху осталось недолго, да?
3. Хильды в этот раз вовремя подсказать за спиной у Райнхарда не было. Она бы настояла на том, чтоб шоу было отыграно по полной, даже бы за руку кайзера взяла, чтоб не напрягался слишком от такого дискомфорта, куклу беспомощную из себя строить. Вы заметили, что когда она рядом, Эмиля поблизости не наблюдается даже? Ещё бы:

Так хлебать свои любимые игристые вина Райнхард может себе позволить только в обществе кайзерин, чётко зная, что если об этой его шалости узнают вокруг, то сразу поймут, что хворями своими он отлично сам управляет. Будь он реально настолько болен, как изображает - смотрите на дату, когда венценосный лакомка пробавляется вкусняшкой - полбокала игристого убило бы его практически мгновенно.

Биттенфельд же переигрывает активно - настолько, что получает однажды водой из графина. Плевать, зато всё идёт по плану (кайзера), и этим актёрам верят уже все вокруг.
Как раз этот герой и есть прекрасный образец того, как бывший враг становится другом. Конечно, вот здесь Биттенфельд и предположить ещё не может, куда заведёт его сотрудничество с Лоэнграммом:

Оттого в наличии и раздражение на Оберштайна, что переиграл их там тогда всех:

Но это вполне устраивает всех - и оттого шоу продолжается, включая и этот элемент. Согласитесь, на Хайнессене сцена выяснения отношений перед кайзером и формальных извинений выглядит настолько смешно, что не выдерживает никакой критики - кайзер обязан бы разозлиться и устроить жёсткие репрессии, а между тем он едва не хохочет. Потому что его вполне устраивает происходящее. А окружающие - верят, что им ещё остаётся. Феодальное сознание устроено таким образом - лишних вопросов лучше не задавать, у знати свои заморочки.

Предоставляю соратникам также самостоятельно разгадать шараду - ГДЕ шлялся со своим подразделением Биттенфельд, коли так опоздал к битве под Мар-Адетта, к вящему неудовольствию Ройенталя? И почему тот недоволен, а кайзер ему даёт чёткий намёк, что знает о настроениях мятежника?

Отвлеклись мы. С днём рождения, слуга короны!







@темы: la leyenda de los heroes de la galaxia, legend of the galactic heroes, logh, Легенда о героях Галактики, ЛоГГ, Райнхард, люди

21:11 

Вермиллион проехали...


Насчёт второго залпа отчёт я тупо выкладываю ссылкой на авторессу. Поелику я не понял, где шатается нынче наш модератор - ибо с него бутылка, получается .
Радуемся заслуженно, прочитав вот это:
https://www.liveinternet.ru/users/5737199/post430993989/
И дискотека, как угодно.


















@темы: Легенда о героях Галактики, Сибирь, Райнхард, литература, презентации, Иркутск, ru_logh, reinhard, la leyenda de los heroes de la galaxia, logh, legend of the galactic heroes, клипы, классика, ЛоГГ

18:30 

Присобачить к канону...


И артик хорош нынче, и стих в тему.

Что за веселый народ монархи,
Любят СБ добавлять забот.
Или безумен, как заяц в марте,
Или блудлив, как такой же кот.

Чертов придурок, военный летчик...
То ль от машины отнять ключи,
То ли послать, где гулял полночи...
Этот пойдёт! А потом - ищи.

Губы белеют, в груди пружина...
Страшная глупость, тотальный бред.
Он идиот, если влез в машину.
Я идиот, прозевал момент.

Ну а потом он ещё захочет
Спрыгнуть с балкона, сходить в кабак...
Чертов придурок, военный летчик...
Наш император. И я дурак.

После придёт с виноватым видом,
Силясь улыбку стереть из глаз...
Я промолчу. Подавлю обиду.
Я понимаю: в последний раз.

Я представляю, что будет дальше:
Графы, держава, супруга, сын...
Только, прошу, упрости задачу -
Мой государь, не летай один.

(с) Maya Tollie

А вообще представляю хорошо эту разборку утром на матах:
"- Какого хрена ты ей позволил удрать?
- Так указаний ж не было..."






@темы: la leyenda de los heroes de la galaxia, legend of the galactic heroes, logh, ru_logh, Легенда о героях Галактики, ЛоГГ, Райнхард, арты, стихи

11:02 

Календарное

sincerely-comm

главная